Иеромонах Фотий — о музыкальной школе имени Мокроусова, Сормовском районе и творчестве

Победитель проекта «Голос» гуляет по Сормову

Текст АННА ЖЕЛЕЗОВА

Фотографии АНАСТАСИЯ МАКАРЫЧЕВА

Нижний Новгород — особенный город, в котором каждый район уникален и представляет собой, в сущности, самостоятельное городское образование. Программа «Культурный район» и одноименный ресурсный центр в Арсенале помогают культурным инициативам сделать жизнь в каждом из районов еще более насыщенной и качественной. С помощью жеребьевки был выбран первый культурный район — Сормовский. На его территории в первой половине 2019 года пройдет марафон культурных событий. The Village Нижний Новгород вместе с командой Арсенала отправились в Сормово на поиск культурных историй.

В первом совместном материале мы рассказываем о детской музыкальной школе имени Б. А. Мокроусова. Одна из ее внешних стен — знаменитый памятник баррикадам 1905 года, но известна школа еще и своими звездными выпускниками, один из которых — регент Свято-Пафнутьева монастыря, музыкант и победитель четвертого сезона проекта «Голос» иеромонах Фотий (Виталий Мочалов).

Вместе с отцом Фотием мы прогулялись по закоулкам школы, заглянули в ее новые классы и попросили его поделиться воспоминаниями об одном из знаковых мест Сормова.

Об атмосфере и начале пути

Я учился не из-под палки благодаря доброму примеру своей мамы, которая замечательно играла на фортепиано. Я вырос под эти звуки — у нас дома стоял инструмент, она играла шикарные произведения и, конечно, пела дома, и я тоже повторял за ней. Безусловно, благодаря учебе здесь моя любовь к музыке укрепилась. Особенно это касается такой романтической музыки, ближе к XIX–XX векам, которую у меня особенно получалось исполнять на фортепиано. Этот опыт не переоценить. Я не знаю, насколько я был талантливым, — это только мама может сказать. Музыкальные способности мне, конечно, от нее передались. Когда она привела меня в музыкальную школу, в которой и сама училась, то, естественно, знала всех педагогов. Мы тогда показались Виктору Ивановичу Алексееву, который занимался как сольным вокалом, так и с детским хором. Потом мы сходили к Людмиле Александровне Фивейской, которая заметила, что у меня кривые пальцы, и выразила сомнения, что я смогу тянуть октаву. У меня мизинцы на обеих руках загнуты, а это для пианиста большая проблема. Конечно, октаву я беру, но ноны и децимы в джазовых аккордах уже сложнее. Пытаюсь растягивать пальцы, и это более-менее получается. Людмила Александровна меня взяла, потому что знала, что я неплохо пою, подаю какие-то перспективы — так началась моя тропинка, мой путь в мире высокого искусства. Меня решили отправить сразу на два отделения: и на вокальное, и на фортепианное.

О наставниках и одноклассниках

Безусловно, то, как я был воспитан именно в музыкальной школе, сейчас мной усвоено. Не могу сказать конкретно какие-то вещи, просто это уже вросло, стало моим свойством. Думаю, что, несмотря на какие-то врожденные задатки и музыкальные способности человека, самое важное — это учителя. То, как они прививают любовь к искусству — к высокому искусству, а не просто какой-то музыке, потому что сейчас музыки много везде и повсюду. Важно именно чувствовать сердцем, душой те произведения, которые были написаны в иное время. Играть не просто автоматически, механически, а вкладывать все свое понимание, весь свой интеллект. Это как раз то, чему меня научили здесь. Виктор Иванович Алексеев, кроме прочего, открыл для меня мир церкви. Он повез меня в детский православный лагерь около Дивеева, и таким образом я воцерковился.

У нас дома стоял инструмент, мама играла шикарные произведения и, конечно, пела дома, и я тоже повторял за ней. Безусловно, благодаря учебе здесь моя любовь к музыке укрепилась

А вот тут на фотографии Колька — мой друг, иногда видимся с ним в Москве. Сейчас он, по-моему, работает в казачьем ансамбле хора Пятницкого. В целом учиться здесь было комфортно, у меня никогда не возникало никаких конфликтов ни с учителями, ни со сверстниками. Несмотря на то что в общеобразовательной школе было совсем по-другому. Можно сказать, это моя alma mater.

О любимых местах и учебе

Сейчас тут новый ремонт, но я все равно кое-что помню. Вход в концертный зал, например, раньше находился посередине. Очень большой мандраж на меня находил, когда я пел сольно или в ансамбле мальчиков, в хоре. Раньше эта сцена казалась намного больше, здесь я выступал редко, но воспоминания хорошие. Помню, как-то услышал выступление хора с произведением «Студеный ключ», так вот я хочу это произведение взять себе в репертуар, но оно настолько редкое, что его даже сейчас нельзя найти в интернете. Любимые места у меня — это, наверное, класс сольфеджио, и, конечно, кабинет с роялями.

Отличником я никогда не был. Мне до сих пор снятся сны, что я то ли пропустил урок фортепиано, то ли опоздал. Был один момент, какой-то кризис, может, взросление, может, пубертат, не знаю — в пятом классе. Я считал, что все умею, все знаю, решил: «Не хочу больше учиться». Мама меня убедила, что надо и что есть еще очень много того, чего я не знаю. Потом столько всего неизведанного для меня открылось в шестом-седьмом классах, в училище. А я-то хотел бросить, хотел быть химиком, как Бородин. Меня очень увлекали формулы. Я помню, что, даже когда ходил в филармонию на концерты, у меня был блокнотик, где я формулы решал.

О Сормовском районе

В Сормове бываю нечасто. Все-таки живу далеко отсюда, в Калужской области, но по мере возможности посещаю Нижний, каждый год у нас тут проводится концерт. На самом деле Сормово не просто так называется красным. На церковнославянском языке слово «красный» обозначает прекрасный, красивый. Сормово у меня ассоциируется с улыбкой, какое-то оно светлое, жизнерадостное для меня.

Я и сормович, и гражданин мира одновременно. Меня постоянно спрашивают: «Ты где?» — и я говорю, что я дома. «А где дома? У тебя везде дом». Я действительно везде чувствую себя дома. Я жил здесь рядом, на улице Шимборского, в обычной хрущевке. Светлоярское озеро, бульвар Юбилейный, улица Баррикад — все эти места знаю и люблю.

Думаю, сормовичи более домашние, более теплые. У них размеренный образ жизни, хотя это все равно рабочий район, но по сравнению с людьми верхней части города это как нижегородцы и москвичи. В верхней части люди более занятые, суетливые, а те, кто живет в низинке, душевнее и спокойнее.

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/fav-space/345233-fotiy-vozvraschaetsya-v-nn

u215332