Я создаю модели шуховских башен

Как самостоятельно собрать точную копию легендарного инженерного сооружения

Текст АННА ЖЕЛЕЗОВА

Фотографии ИЛЬЯ БОЛЬШАКОВ

Нижний Новгород — особенный город, в котором каждый район уникален и представляет собой, в сущности, самостоятельное городское образование. Программа «Культурный район» и одноименный ресурсный центр в Арсенале помогают культурным инициативам сделать жизнь в каждом из районов еще более насыщенной и качественной. С помощью жеребьевки был выбран первый культурный район — Сормовский. На его территории в первой половине 2019 года пройдет марафон культурных событий. The Village Нижний Новгород вместе с командой Арсенала отправились в Сормово на поиск культурных историй.

Моделист Роман Королев создает копии самых совершенных ажурно-металлических строений на территории России — линий электропередач и гиперболоидных конструкций башен системы инженера Шухова. Точные копии Роман скрупулезно воссоздает по чертежам. Одна такая башня есть в само́м Нижнем Новгороде — в поселке Копосово на территории Сормова. Мы провели интервенцию в мастерскую моделиста, прогулялись вместе с ним к Шуховской башне в Копосове и расспросили, почему это сооружение — must see для нижегородцев и гостей города.

Спор с друзьями и технология создания

Не сказал бы, что сам пришел к тому, чтобы делать модели, меня друзья на понт взяли. Однажды мы поспорили, что я сделаю модель Шуховской башни. Они подзуживали меня, что ничего не получится, но я упорный и взялся за дело. Меня зацепило. Испробовал разные методы, подбирал материалы, пробовал разные варианты и фактически придумал собственный способ. Ту, первую башню я делал очень долго — год точно, она была ужасно кривой. Я полностью делаю модель сам. Достаю проволоку и плющу. Надо разбираться и понимать состав, потому что есть разные параметры жесткости, пластичности. Для башен одна проволока, для ЛЭП — другая. Башни делать относительно просто — единственное, кольца не всегда получаются, потому что их много, девять или десять в каждой секции. Когда башня маленькая, все кольца не поставишь, потому что они смотреться даже не будут. Когда башня большая, можно сделать все. Сначала копирую модель, а потом начинаю ее менять. Добавляю к башне винтажные детали, если они хорошо выглядят. В итоге она получается клепаная, как у Шухова. Он болты не любил. Изначально я взял за основу Шаболовскую башню, а остальные делал уже наши, окские. Например, модель башни в Копосове делать просто — она односекционная. Чтобы собрать ее, нужно совсем немного времени. Не знаю, насколько жители Сормова знают эту башню. А ведь это история нашей техники.

Эта башня — образец, она рядовая, но за этим гиперболоидом стоит очень многое, начиная даже от способа монтажа. Сама по себе она небольшая, но ценность у нее научная, инженерная, историческая. Да и личность самого Шухова интересная. У него ведь целое бюро было — он многое делал и не один. Его личность тоже, может быть, немножко гиперболизирована.

Процесс изготовления

В моей мастерской две комнаты, обе оклеены разными чертежами. Есть дирижабль, он сделан по аналогии с В-4, много моделей ЛЭП — сейчас работаю над ними. Это уже часть жизни, я постоянно нахожусь в мастерской, иногда могу пойти домой и в четыре утра — хорошо, что живу рядом.

Большую башню делаю за неделю, а маленькую… Там одна секция и 10–15 опор. Ну, что их делать? Час, может. Материал, который я подобрал, способ его изготовления, по идее, можно было запатентовать. Но дело в том, что бизнеса нет, рынка нет и конкурентов нет. Платить за патент, на который нет спроса, совершенно бессмысленно.

«Научная романтика»

У меня с детства остался какой-то романтизм. Я читал старые советские журналы, где отношение к науке было как к религии. Эти журналы были простые, рассчитанные на людей без высоких абстракций. Поэтому у меня такое же отношение к науке и ее популяризации. Я не художник, мне ближе промышленный дизайн. Просто так делать бессмысленно, каждая вещь должна нести какую-то функцию, но некоторые моменты можно додумать. У меня, например, есть башня с радиолампой — назвал ее «Научная романтика», потому что у меня в детстве была радиола, я разобрал ее, и она вся горела лампочками. Для сборки и материалов самих башен принципиально важно соблюдать точность — у них одинаковое количество опор, размеры все совпадают один к ста.

Иногда для стилизации я ищу на барахолках какие-то винтажные вещи советского довоенного периода, чтобы это дополнило весь технический образ. У одной башни есть старый компас от корабля, у другой радиоприемник. И это работает не только с башнями, но и с моделями ЛЭП — я вешаю на них гирлянды. Самое интересное, что я ни у кого не могу получить консультацию о дизайне ЛЭП, это до сих пор никого не интересует.

Монетизация

Всего я сделал 34 башни — раздаю их, продаю, дарю. Сейчас все они живут в разных местах: в Арсенале три стоит, еще три подарил друзьям, одна в Техническом музее. Для меня это как полухобби-полубизнес, постоянных заказов нет. Я, конечно, могу заказать все детали в Китае, насобирать много таких башен, даже заказать тираж 3D-моделей. Но я нашел свою нишу, она ручная. Сам подбираю материалы, собираю башню по чертежам, стучу по ней молотком, выравниваю планки. У меня даже аккаунт в Инстаграме посвящен только работе. Лишь однажды выложил фотографию, как прыгаю с моста на резинке, потому что один из моих подписчиков — итальянец-экстремал. Иногда пишут люди, заказывают башни — на день рождения кому-то или просто так.

О дизайне в России

Посмотрите вокруг. Такого железа, из которого сделаны пакгаузы, например, крайне мало в Нижнем Новгороде. Ковку, литье и клепаное железо массово можно найти только в Питере. Но на самом деле, помимо дизайна, это еще и практично. У нас просто-напросто недоделанная страна с точки зрения дизайна. Засилье бетона: заборы, набережная, даже пешеходные мостики — зачем делать их из бетона? Это даже как-то опасно. Не сомневаюсь, что это будет потом реанимировано, ведь спрос на дизайн в России есть, его действительно не хватает.

Источник: https://www.the-village.ru/village/people/experience/350589-mini-shuhovskie-bashni

u215332